Причинение среднего вреда здоровью статья 113


Комментарий к ст. 113 УК РФ

Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта Комментарий к статье 113 1. Закон напрямую теперь использует понятие "аффект" в качестве квалифицирующего признака. Конечно, терминология, традиционно использовавшаяся десятки лет, не являлась оптимальной. Понятие "сильное душевное волнение" призвано обозначить одно из временных особых психических состояний субъекта; оно носит оценочный, нестрогий характер и не соответствует психологической классификации эмоциональных состояний.

Поэтому введение в закон понятия "аффект", как это сделано в комментируемых статьях, представляется адекватным. В теории уголовного права в течение длительного времени правовое понятие "сильное душевное волнение" приравнивалось к психологическому "аффект".

Причинение вреда здоровью при смягчающих обстоятельствах (ст. 113, 114 УК РФ)

Это нашло свое отражение в том, что в тексте комментируемых статей "аффект" поставлен в скобках после слов "сильное душевное волнение". Однако полное отождествление этих понятий представляется спорным, хотя они близки по содержанию и в значительной степени действительно совпадают. Позже термин "аффект" приобрел более узкое значение. Понятие "сильное душевное волнение" отражает количественную характеристику эмоциональной реакции. Действительно, волнение может характеризоваться различной интенсивностью, быть более или менее сильным.

Аффект же в современной психологической литературе рассматривается как эмоциональный процесс, качественно отличный от любого душевного волнения, в том числе и сильного, имеющий свою специфическую природу и динамику.

Полезно знать:
Узнать в интернете о своих нарушениях ПДД

Степень волнения является важным, но не самым существенным признаком аффекта. Принципиально неверной является высказанная в литературе точка зрения о том, что якобы в новом Кодексе принята более широкая норма - смягчающим обстоятельством признается не только аффект, но и любое состояние, возникшее в ответ на противоправное или аморальное поведение потерпевшего, явившееся поводом для преступления.

Аффект - бурный и кратковременный эмоциональный процесс, оказывающий влияние на сознание и деятельность человека и сопровождаемый изменениями в деятельности двигательной, эндокринной, сердечно-сосудистой и других систем организма. Это внезапно возникшая, быстро протекающая и крайне интенсивная эмоция, охватывающая личность, направляющая ее поведение и характеризующаяся специфическими изменениями всего внешнего облика человека. Причинение среднего вреда здоровью статья 113 содержанию переживаний можно выделить аффекты радости, страха, гнева, ужаса, отчаяния и пр.

В судебной практике чаще всего возникает необходимость в установлении аффекта гнева реже - страха, ужаса у человека в момент совершения противоправных действий. К сожалению, вместо использования более современной терминологии, как это произошло в Особенной части УК, законодатель вообще исключил это эмоциональное состояние из перечня смягчающих обстоятельств, указав лишь на противоправность причинение среднего вреда здоровью статья 113 аморальность поведения потерпевшего, явившегося поводом для преступления.

При этом достигнут эффект упрощения использования соответствующего смягчающего обстоятельства. Но оптимальным это решение не является. Формулировка закона весьма конкретна: Комментируемые статьи определяют условия, при которых сильное душевное волнение аффект оказывает влияние на уголовную ответственность.

В качестве квалифицирующего признака это эмоциональное состояние выступает в случае, если оно: Структура составов преступлений, совершаемых в состоянии аффекта, сложна и весьма специфична по сравнению со структурой других составов убийств. Их конструкция предполагает учет не только правовых, но и психологических обстоятельств. Очевидно, что применительно к аффективным преступлениям потерпевшему принадлежит особая роль, активный характер действий которого выражается в общественно порицаемых поступках.

Состояние аффекта переживается человеком как навязанное, независимое от его воли, что в значительной степени связано с внезапностью его возникновения. Необходимым условием для квалификации деяний по ст.

В литературе встречается мнение, что внезапность сильного душевного волнения состоит в том, что оно возникает немедленно, как ответная реакция на тяжелое оскорбление или насилие, разрыв во времени между тяжким оскорблением или насилием и сильным душевным волнением аффектом невозможен.

Проблема внезапности возникновения сильного душевного волнения аффектатаким образом, рассматривается с точки зрения того, какой промежуток времени может пройти от момента оскорбления или насилия до ответных противоправных действий. При этом внезапность понимается как немедленное реагирование в ответ на противозаконное поведение потерпевшего, как отсутствие разрыва во времени между насилием и совершением ответных действий. Более справедливой представляется точка зрения, согласно которой значение имеет разрыв во времени не только между неправомерными действиями потерпевшего и ответными действиями виновного, но и между моментом возникновения сильного душевного волнения аффекта и совершением преступных действий.

Статья 113. Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта

Психологически внезапность следует понимать в смысле внезапности субъективной, т. Субъективная внезапность возникновения аффекта может иметь место с одинаковой вероятностью как в случае воздействия сильного аффектогенного раздражителя, так и в результате аккумуляции аффективных переживаний. В психологии известно, что повторение ситуаций, вызывающих отрицательные аффективные состояния, ведет к накоплению отрицательных эмоций, аккумуляции аффекта, что может приводить к возникновению аффективного взрыва в ответ на, казалось бы, незначительный повод.

В последнем случае может сложиться впечатление, что субъект должен был уже привыкнуть, приспособиться к аффектогенным раздражителям или же, наоборот, у него сформировалась внутренняя готовность к аффективной вспышке. При таком взгляде действительно возникает иллюзия отсутствия элемента внезапности. Ошибочность такого подхода состоит в подмене субъективной внезапности кажущейся подготовленностью вспышки всем ходом событий, в игнорировании того факта, что аффективные ситуации называют не привыкание, а аккумуляцию аффекта.

Судебная практика по статье 113 УК РФ:

Субъективное переживание аффекта как состояния внезапного связано и с тем обстоятельством, что аффект - это не просто сильное волнение или интенсивная эмоция, а состояние качественно, принципиально иное по сравнению даже со значительным эмоциональным напряжением, характеризующееся специфическим влиянием на сознание и деятельность человека. Поэтому даже в тех случаях, когда аффект возникает в ответ на внешне незначительный стимул на фоне длительных эмоциональных переживаний в результате перехода количественных изменений в качественныеэто состояние субъективно воспринимается как неожиданное, новое, внезапное.

Внезапность в психологическом смысле является одной из характеристик аффекта, и представляется неоправданным выделение и анализ этого признака вне исследования динамики и иных специфических признаков данного психического состояния. Решение вопроса о внезапности возникновения сильного душевного волнения аффекта в каждом конкретном случае должно опираться на всестороннее изучение всех имеющихся по делу данных. Однозначное для всех случаев определение конкретного промежутка времени между поводом и ответной реакцией не представляется возможным.

Важным условием применения комментируемых статей является насилие, тяжкое оскорбление со стороны потерпевшего. Здесь в большинстве случаев речь идет о физическом насилии: Однако нельзя исключить, что применение угроз и психического насилия в не меньшей степени может способствовать возникновению состояния аффекта, поскольку появление аффекта не определяется непосредственно внешними причинами физическим или психическим насилиема зависит от воздействия на человека лишь в соответствии с субъективным их значением здесь важны особенности личности, ее прошлый опыт, мотивы деятельности, потребности и пр.

Как форма насилия тяжкое оскорбление со стороны потерпевшего в соответствии с законодательством служит одним из оснований для применения более мягкой санкции при квалификации деяния.

Рассматривая психологическое содержание действий виновного, реагировавшего на действия потерпевшего, как смягчающее обстоятельство, подчеркнем, что для его диагностики значимо субъективное восприятие ситуации, а не предустановленно типизированная ее оценка. Поэтому малоперспективной для правового регулирования, следственной, судебной и экспертной практики представляется дискуссия о том, возможен ли аффект, если унижение чести и достоинства с точки зрения объективной картины не является "грубым и глубоким", может ли с точки зрения нормального человека "менее тяжкое оскорбление" вызвать особенно болезненную реакцию.

Сами понятия "тяжкое оскорбление" и "менее тяжкое оскорбление" имеют причинение среднего вреда здоровью статья 113 характер, и практическое их использование вряд ли может быть свободно от субъективизма оценивающего. Тем не менее очень важно найти хотя бы самые общие принципы оценки тяжести оскорбления. Наиболее распространенным является определение тяжкого оскорбления как грубого унижения чести и достоинства личности, при этом подчеркивается, что "менее тяжкое оскорбление" не должно вызывать особенно болезненной реакции.

Оба эти положения имеют один общий недостаток: С психологической точки зрения отсутствует прямая внешняя зависимость между объективной тяжестью оскорбления и субъективным его восприятием, величиной ответной эмоциональной реакции человека. Следовательно, поводом для аффективной разрядки может служить внешне самый незначительный стимул, в том числе, конечно, и "менее тяжкое оскорбление".

Выше указывалось, что одной из новаций комментируемых статей стало введение важного квалифицирующего признака: Экспертная практика однозначно свидетельствует о распространенности случаев длящегося развития аффектогенной ситуации по типу накопления переживаний, нередко не в полной мере осознаваемых субъектом.

Этот процесс может протекать в течение многих месяцев или даже лет. К аккумуляции аффекта ведет повторение ситуаций, вызывающих негативные эмоциональные переживания, аффективную напряженность.

В подобных случаях бурная эмоциональная реакция аффект может быть спровоцирована и, казалось бы, незначительным, ничтожным поводом по принципу последней капли. Большое значение в литературе придается вопросу о правильной квалификации преступных действий, совершенных в состоянии аффекта в случаях, когда имеются внешние признаки большое количество ранений, повреждений и пр. Жестокость при совершении преступления в состоянии аффекта не является основанием для квалификации противоправных действий как совершенных при отягчающих вину обстоятельствах.

Особая жестокость причинение среднего вреда здоровью статья 113 способ совершения преступления, обусловленный отношением обвиняемого к жизни, здоровью, человеческому достоинству потерпевшего. К объективным признакам особой жестокости обычно относят: К числу субъективных признаков особой жестокости относится способность обвиняемого в момент совершения преступления понимать, что его действия причиняют потерпевшему тяжелые моральные или физические мучения, желание или допущение их наступления, пренебрежение страданиями потерпевшего при их осознании или способности осознавать, если даже обвиняемый не стремился специально к их причинению.

Преступление может быть квалифицировано как совершенное с особой жестокостью только в результате исследования обеих сторон объективной и субъективной обстоятельств, отягчающих ответственность. Весьма спорной в этой связи представляется позиция Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ по делу об убийстве Ф. Поддерживая вменение виновным убийства с особой жестокостью, коллегия сослалась лишь на то, что "потерпевшая испытывала особые страдания".

Но ведь задача доказывания здесь состояла не только в установлении факта особых страданий потерпевшей, но и в том, чтобы установить осознание и желание виновных причинить такие страдания. Без помощи психолога эта задача во многих случаях не может быть решена. Множественность нанесенных потерпевшему ранений, применение при совершении преступления орудий, увеличивающих длительность и тяжесть физических страданий, и подобные объективные признаки особой жестокости не дают достаточных оснований для признания противоправных действий совершенными с особой жестокостью.

Аффективные преступления в силу наличия в действиях автоматизмов как раз характеризуются подобными признаками: В состоянии аффекта, сильного нервно-психического напряжения, вызывающих сужение сознания и снижение способности контролировать свои действия, обвиняемый может быть лишен способности оценивать страдания потерпевшего, осознавать, что ему причиняются особые мучения, выбирать орудия и способы действий.

Более того, кажущаяся жестокость при совершении преступления может рассматриваться наряду с другими признаками, характеризующими это эмоциональное состояние как доказательство наличия автоматизмов, характерных для аффекта, то есть сама по себе может служить одним из признаков состояния аффекта. Действия при аффекте часто имеют выраженные элементы автоматизма, что может проявляться в нанесении потерпевшему большого количества ударов или ножевых ранений.

При этом подобные действия внешне могут производить впечатление крайне жестоких. В этих случаях, даже при наличии формальных внешних признаков жестокости, преступление не может считаться совершенным с особой жестокостью, так как отсутствуют ее субъективные признаки. N 1 подчеркнул, что понятие особой жестокости следует связывать как со способом убийства, так и с другими обстоятельствами, свидетельствующими о наличии в действиях виновного жестокости.

Об особой жестокости может говорить применение пыток в процессе убийства, истязания, глумление над жертвой либо если убийство совершено способом, который заведомо для виновного сопряжен с причинением потерпевшему особых страданий использование мучительного яда, сожжение заживо, большое количество телесных повреждений, причинение среднего вреда здоровью статья 113 характер истязания, и пр.

Статья 113. УК РФ

При этом необходимо, чтобы виновный осознавал, что причиняет потерпевшему особые страдания Бюллетень Верховного Суда РФ. Особая жестокость может выражаться в совершении убийства в присутствии близких потерпевшему лиц при условии, если виновный осознает, что причиняет своими действиями особые страдания не только жертве, но и близким ей лицам.

С учетом сказанного полагаем, что в законодательстве и практике необходимо закрепить такой признак особой жестокости, как осознание виновным того, что его действия причиняют особые страдания потерпевшему или его близким. Убийство, совершенное в состоянии аффекта, даже применительно к ч.

Также рекомендуем:
Суд по делу о нарушении ПДД

Не случайно убийство двух и более лиц, совершенное в состоянии аффекта, предусмотрено не ст. При квалификации противоправных действий по ст. Косвенно о том, что законодатель придает решающее значение здесь именно состоянию аффекта, свидетельствует и то, что УК 1996 г.

Статья 113 УК РФ. Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта

Вместе с тем, как уже указывалось, закон существенным образом ограничивает ситуации, когда аффект является обстоятельством, смягчающим вину. Квалификацию аффективных действий по привилегированным статьям УК 107, 113 некоторые научные и практические работники связывают с внешними обстоятельствами совершения преступления, не учитывая того, что аффект не является обязательным и неизбежным их следствием.

Сторонники такого подхода исходят из того, что состояние сильного душевного волнения аффект - чисто юридическая оценочная категория, для диагностики которого необходимы только правовые знания, а также самая общая осведомленность в психологических вопросах. Указывая на то, что в юридических вузах в качестве специальной дисциплины введено преподавание юридической психологии, они делают вывод, что работники правоохранительных органов достаточно компетентны в вопросах диагностики аффекта.

Стремление к упрощению и формализации задачи установления аффекта в действиях обвиняемого приводит к тому, что диагностика эмоционального состояния обвиняемого подсудимого подменяется установлением юридически значимых обстоятельств, определяющих границы, при которых аффект уменьшает уголовную ответственность. При этом неоправданно преувеличивается значение обстоятельств, провоцирующих аффект, считается, что его наличие однозначно вытекает из констатации квалифицирующих признаков ст.

Отсюда установление состояния аффекта в момент совершения преступления сводится к фиксации следующих обстоятельств: При таком подходе зачастую не уделяется достаточного внимания выяснению особенностей поведения человека в момент совершения им преступления и непосредственно до и после этих действий, специфике его внешнего вида в этот период времени и иным значимым моментам, которые могут быть использованы как индикаторы психического причинение среднего вреда здоровью статья 113.

Не учитываются особенности личности, субъективный фактор в восприятии ситуации, ее личностный смысл. Как уже указывалось, при формулировании ст. По сравнению со ст.

Однако теперь и это обстоятельство в некоторых случаях рассматривается правоприменителями именно в качестве доказательства наличия самого аффекта в действиях обвиняемого подсудимого.

ВИДЕО: Уголовный кодекс (УК РФ) Глава 16. Преступления против жизни и здоровья